Юлия Сальникова: При каждом тринадцатом запуске

Главная задача Юлии – сломать объект, над которым она работает. Если это не получается, возрастает риск, что его сломает кто-то другой.

— Мою профессию называют по-разному, чаще всего «инженер-тестировщик».

— И вы действительно инженер?

— Можно сказать, да. Я окончила Политех по специальности «прикладная математика». С таким образованием тестирование можно назвать дауншифтингом. Я училась строить сложные модели. Но получилось так, что я попала сюда. Сначала случайно, потом понравилось.

— Образование помогает?

— Здесь есть место для математических моделей, можно, например, простроить набор входных данных для парного тестирования. Но на это нет времени.

— Чем в результате занимается тестировщик?

— Сидит и думает. Тебе нужно что-то проверить. Самый простой пример: программа, которая принимает входные данные. Но все их невозможно перепробовать, поэтому нужно понять, какие данные в этом случае эквивалентны другим, разбить на классы и проверить по одному из каждого класса.

— Что вам так понравилось в этой работе?

— Приходится проверять самые разные вещи. От орфографических ошибок до логики сложного бизнес-предложения. Мы занимаемся и удобством интерфейсов, и проверкой безопасности, а еще смотрим, насколько симпатичный дизайн.

— Привычка все проверять на жизнь влияет?

— Я иногда замечаю, что перестаю следовать стандартному пользовательскому сценарию. Стул предназначен для того, чтобы сидеть, а тебе становится интересно, что будет, если на него заберутся два человека. Видишь кнопку, думаешь, что будет, если нажать ее три раза подряд. Поработав у нас, перестаешь бояться сломать вещь.

— А когда вы на работе ломаете систему, вас поощряют?

— По-разному. Если ты мог предугадать такое последствие и не предупредил о нем, могут и поругать. Но чаще хвалят. Лучше сломаешь ты на тестовом стенде, чем пользователь там, где продуктом пользуется еще миллион пользователей.

— Какую ошибку труднее всего найти?

— Ту, которая проявляется в сложном наборе обстоятельств. Например, при каждом тринадцатом запуске.

— Так бывает?

— Есть анекдот про мужчину, у которого машина ломалась каждый раз, когда он покупал ванильное мороженое. Шоколадное – ничего, клубничное – ничего, ванильное – не заводится. И никакой мистики: в магазине ванильное мороженое находилось дальше всего от входа, машина простаивала дольше, в ней что-то происходило.

— И как вы находите такие закономерности?

—         Есть три варианта. Либо везет, нюхом чуешь, что здесь баг. Хотя это всегда результат опыта и знаний.  Второй вариант – случайно, третий – никак.

Share with:

FacebookTwitterGoogleVkontakteTumblrStumbleUponLinkedInRedditPinterestDiggDeliciousOdnoklassniki


Добавить комментарий

Навигация по записям